F A N T A S T I K A

Сегодня в полдень пущена ракета.

Она летит куда быстрее света

И долетит до цели в семь утра

Вчера…

 

Сиреневое сияние заполняло всю комнату. Игорь в недоумении сел на постели и протер глаза кулаком. Зыбкие, мерцающие тени пересекали пространство по всем направлениям, постепенно уплотняясь и упорядочиваясь. Наконец шагах в двух от Игоря, на уровне его лица, сформировалось изображение мужской головы, отдаленно и неуловимо знакомое, кого-то напоминающее. Изображение дрожало и расплывалось, но общий контур достиг постоянства.

— Что такое, — прошептал Игорь, слегка удивляясь отсутствию испуга. Лицо — изображение, дрожавшее перед ним, рассматривало его внимательно и вместе тем вполне доброжелательно.

— Не бойся, — отчетливо прозвучал голос внутри Игоря. — Сиди спокойно. Сейчас тебе все станет ясно.

Изображение задрожало, расплылось и вспыхнуло ослепительным огнем. Игорь зажмурился. Одновременно он почувствовал громадный прилив бодрости и энергии. Но он не успел сосредоточиться  на этом новом для него ощущении, так как услышал живой, настоящий голос.

— Открой глаза, оденься и сядь поудобнее.

Игорь приподнялся. Перед ним по комнате прохаживался мужчина средних лет, вполне реальный и осязаемый, одетый в костюм и туфли. Встретившись с Игорем взглядом, он продолжал:

— Так нам удобнее будет общаться. Мой облик и одежда соответствуют представлениям, общепринятым в вашем обществе и если кто к тебе зайдет, не будет слишком удивлен. Теперь небольшое предисловие. Где мы можем провести с тобой некоторое время, чтобы никто не помешал нашей беседе?

— Да вот, — Игорь откашлялся, — Прямо здесь можно. Сегодня выходной и все соседи уехали. А как это…

— Минуточку, — прервал мужчина Игоря. — Сначала уясним суть вещей. Мне довольно трудно говорить, в вашем языке отсутствует множество понятий. О тебе я знаю много, почти все. Я читаю твою, как бы тебе проще сказать, мнемограмму. Зовут тебя Игорь, тебе двадцать восемь лет, ты одинок и твоя работа тебя не удовлетворяет. Пока хватит. Применительно ко мне ты можешь использовать буквосочетание Сур. Это коротко и просто. Теперь слушай.

Сур подошел к кровати и уселся на стоявший рядом стул.

— Я представитель далекой галактики, расположенной, если смотреть от вас, где-то в середине Млечного пути. Цивилизация  у нас достигла весьма высокого совершенства. Вы у себя на Земле тоже можете прийти к этому через пару-другую тысячелетий. В мою задачу не входит сколько-нибудь подробно описывать нашу жизнь. Она прекрасна, а сеять несбыточные мечты в людских сердцах — неблагодарная задача. Но каждому времени — свои критерии.

Важность порученного мне дела очень велика с точки зрения многих наук, разных  отраслей знания, а особенно заселения пустынных, заброшенных и покинутых планет. Это очень нужно для нашей системы звезд, всего галактического содружества, в конечном счете и для вас тоже.

Я нахожусь в научной командировке несколько ваших лет, побывал на десятках планет разного уровня цивилизации, побеседовал, как сейчас с тобой, со многими сотнями индивидуумов, но до сих пор не нашел подходящей кандидатуры. Некоторые ничего не понимали, иные, несмотря на принимаемые мною меры, пугались и призывали на помощь воображаемые существа высшего порядка, а два-три индивида категорически отказались. Дело, которое я предлагаю, сугубо  добровольное. К тому же я  сразу чувствую всякое притворство или фальшь.

Сур замолчал, потом поднялся и подошел к столу. Налив воды из графина в находившийся там же стакан,он сделал глоток и легкая гримаса отвращения пробежала по его лицу.

— Хорошо, — медленно протянул Игорь. — Это безумно интересно. Допустим, я верю вам. Но почему вы обратились именно ко мне?

Сур сел на место.

— Почему именно к тебе? Потому что у каждого есть свое я. А в общем на эту роль ты из всех опрошенных мною лучше всего подходишь. Понятно?

— В общем, не очень, так как-то, — Игорь замялся, не находя слов.

— Это лучше понять в сравнении. Вот я, например, далеко не венец творения, перед тобой. У себя на планете я  рядовой гражданин, а здесь я вооружен теорией и опытом всей нашей науки и технических достижений. Я могу посещать разные миры и планеты, принимать облик живущих там существ и знаю все о тамошнем мире на уровне беседующего со мной и даже больше. Мне не нужны для перемещения в пространстве ракеты или космические корабли. Питание и энергию я беру отовсюду, где нахожусь, даже в вакууме. Превращаясь в подобие луча, я двигаюсь в окружающей среде с непостижимой для вашего понятия скоростью. Я могу в ссобом состоянии переносить космический холод и жар вспыхнувшего Солнца невесомость и гигантское давление черного карлика или, скажем, опускаться на дно кислотных морей Плутона и бродить в метановой атмосфере Нептуна. Но это не значит, что мы знаем все и истина в полной мере открыта для нас. Мы, конечно, не в начале пути, но я считаю,что мы далеко еще не дошли до середины. На планетах нашей Галактики нет насилия, угнетения, неустроенности, бедности и всего такого подобного, что отравляет вашу жизнь.

— Боже мой, — воскликнул Игорь, — неужели такое возможно? Вот бы нам такое, и не надо бы пока чужих миров. А можно ли нам помочь, ведь живем мы плохо?

— Мы не сторонники насильственного ускорения цивилизации на мирах и планетах, стоящих одной или несколькими ступенями ниже. В какой-то мере этот вопрос спорный, но из вашей истории я знаю, к чему привело стремление некоторых ваших вождей железной рукой загнать человечество к счастью.

-А живете вы действительно плохо, даже хуже многих других народов. Да и может ли быть иначе? В вашем обществе, как и в большинстве других, известных нам, множество не производительных затрат. Сами подумайте, как вы можете жить хорошо, достойно, когда столько людей у вас отделены от производительной и творческой деятельности — целые институты. С одной стороны — армия, милиция, суд, прокуратура, таможня и т.п., а с другой -заключенные, мошенники, рэкетиры, преступники, наркоманы, бомжи и иже с ними. Они как-бы уравновешивают друг друга, а в конечном счете — это горб на спине. В наших архивах сохранились материалы о деятельности подобных организаций в прошлом, но с тех пор прошли сотни и тысячи лет, выросло и сложилось новое общество и подобные аппараты контроля и устрашения сами собой отмерли за ненадобностью.

Но самая большая ваша обуза — это громоздкий и неэффективный аппарат управления, многочисленное и разнородное чиновничество, потребляющее и пожирающее почти все, что производится остающейся частью населения. За небольшим исключением ваша наука, культура, спорт, ваши врачи, учителя, пенсионеры влачат жалкое, ничтожное существование.

Мы же считаем,что это — основа основ, и можно сказать, у нас царит культ человека созидающего, человека здорового и гармонично развитого, доброго и отзывчивого. И нельзя сказать что у вас совсем уж ничего не делается, другое дело, что не так быстро и добротно, как хотелось бы..

А в других местах я ощущаю, понятно, что не везде, вы лучше знаете где, я ощущаю и предостерегаю вас, нездоровый накал тамошнего общества, духовной атмосферы и зримо чувствую, как неразумная или порой даже злая воля одного чиновника, министра, руководителя способна очень осложнить жизнь сотням и тысячам своих подчиненных. Это вызывает протест, неприятие, и если нет перехода к лучшему, дело доходит до социального взрыва.

Паразитирующая верхушка защищается всеми доступными способами и возможностями, — а они велики — но выстоять, разумеется, против всего восставшего народа не может и исчезает, нанеся неисчислимый ущерб. Так спрашивается, за что боролись?

— Ну, Сур, ты что-то страшное говоришь. Как это нежелательно…

— Нежелательно, да, но применительно к вашей стране, один из великих ваших поэтов сказал: «Страшней нет российского бунта, бессмысленного и беспощадного». Да, вы, русские способны на очень долгое терпение и в конце концов расправляетесь со своими угнетателями, порой не думая о себе. С подобным мне не приходилось сталкиваться. Вы возбуждаете большой интерес.Народ разгульный и работящий,народ терпеливый и безалаберный, добрый, но рано или поздно отвечающий на обман или измену.

Ваши возможности не раскрыты, духовные силы дремлют, проявляясь иногда в личностях Рублева, Петра, Ломоносова и Суворова, Пушкина и Толстого, Есенина и Жукова, Королева и Высоцкого. Но когда ваша Россия по-настоящему воспрянет, когда каждый человек почувствует в полной мере свою необходимость обществу, когда он будет заниматься своим, присущим его таланту делом и чувствовать ответственность и за окружающих тоже, то она удивит и потрясет не только вашу планету, но и ей, ее опытом заинтересуются в соседних галактиках. Но это, как видно, дело далекого, очень далекого будущего. Будет много спадов и подъемов, возвращений и осмыслений. Пока у вас на протяжении длительного времени идет сплошная череда ошибок. Но когда-то она пройдет и вы станете участниками нашего межгалактического содружества. Говоря об этом, я не имею в виду одну лишь Россию. Она способна показать по-настоящему притягательный пример. К ней будут стараться примкнуть все остальные страны и сообщества и возникнет новая межгалактическая  республика.

Я уже сказал, что наша точка зрения состоит в том, что мы не оказываем никакого влияния на развитие иных миров. Вот только настоятельный совет — будьте противниками насилия. От него все беды, от него распри и неустроенность, от него неравенства и обиды. Все вопросы нужно решать миром, только добрая воля и взвешенные решения. Не выдумывать порох, а применять мировой опыт, и творчески перерабатывая, использовать в своих условиях.

— Еще одна из проблем, вам пока недоступных — проблема энергии. Ваши добыча и использование энергоресурсов, ее утилизация просто кошмарны. И это дело так же достаточно отдаленного будущего — использование лучистой энергии и управляемый распад веществ. Но придет время, и вы, подобно нам, научитесь отходы жизнедеятельности и производства перерабатывать в тепло и свет с почти стопроцентным полезным коэффициентом. Представь себе ненадолго хотя бы то, что у вас  исчезнет проблема свалок и захламленных  территорий. Что ты на это скажешь?

— Да что говорить, — Игорь сцепил колено руками и посмотрел на собеседника, — тут, Сур я с тобой согласен, проблема  энергии и свалок занимает в нашей жизни ощутимое место, но несколько поколений мы еще продержимся и, надо думать, наши потомки лет через двести-триста, когда их подопрет по-настоящему, что-нибудь придумают. Это большой срок, ведь что было триста лет назад? А вот насчет насилия что сказать? Как плохо и обидно, ведь даже самые мелкие чиновники не делят трудности с народом, не чувствуют бед и страданий его, а зная, не обращают внимания.

— Ну ладно, это наши проблемы, хватит об этом. Я, Сур, поскольку ты здесь, хочу поспрашивать тебя кое о чем.

— Да, пожалуйста, слушаю тебя.

— Вот ты говоришь, Сур, побывал на десятках планет, и что, все планеты похожи? Или может быть такое, что на одной плещется безжизненный пока океан, на другой бегают с дубинками за оленями, а на третьей я сижу?

— Нет, конечно, — улыбнулся Сур. — Это было бы слишком просто. Если тебе интересно, я могу рассказать немного. Жизнь во Вселенной бесконечно разнообразна и порой, если не видел, то и представить невозможно. Ну вот не будь у вас на Земле ртути, кто бы мог себе ее представить?  Или хвойных деревьев?  Или шаровая молния? За свою жизнь я посетил тысячи обитаемых планет, и кое-где, не будь наша система защиты столь совершенной, мне пришлось бы весьма несладко. Здесь многое зависит от среды обитания, которые разнообразны почти так же. На угасающей звезде Зив в нашей галактике живут огромные кубообразные монстры, состоящие почти целиком из камня. Это крайне  примитивные существа с минерало-кристаллическим обменом  веществ. Встречались мне и гроздья энергетических сгустков, и гигантские моноорганизмы, занимающие целую планету. Меня больше интересовала жизнь с кислородно-белковым обменом веществ. Эта форма жизни наиболее устойчива и встречается чаще. На большинстве планет с такой жизнью ее развитие происходит по общим законам.Ведь и наша планета из таких же. Ну говори, что еще тебя интересует?

— А ты можешь показать свой настоящий облик?

— Пожалуй, я не стану этого делать. Когда-то и мы были почти такими же, но потом, когда у нас шла кампания за искоренение всех болезней, за невозможность их появления, нам пришлось пойти на  некоторые изменения и улучшение своего внутреннего строения. В результате немного изменился и внешний облик. Тебе это покажется непривычным, но поверь, вы не так уж сильно отличаетесь от нас.

— Сколько же вы живете?

— Мы живем неопределенно долго, как у вас, скажем, растут некоторые деревья. Мне, например, уже далеко за тысячу.

— Как? И там у себя ты такой же?

— Да, это мое теперешнее состояние и мне многое еще хочется узнать и увидеть.

— Так вас, наверное, невероятно много, как у нас китайцев?

— Нет, численность нашего населения уже много веков как стабилизировалась и находится на оптимальном уровне.

— А как же семья, любовь?

— С этим у нас все в порядке, просто у нас качественно другой уровень жизни и восприятия. Он более богат и красочен, но давай оставим эту тему, она довольно щекотлива, а убеждать друг друга нам нечем и незачем. Хочу заметить, что регулирование народонаселения — это удел любого развитого общества и лучше всего это делать через рождаемость. Войн у вас было предостаточно, все они еще не затихли и много конфликтов вам придется преодолеть. Нам легче в том отношении, что процентный состав молодежи и людей пожилых, пенсионеров нас не волнует, наше население практически трудоспособно все время.

Ухудшает ситуацию и то обстоятельство, что на вашей планете произошел характерный сбой видовой энтропии, а это практически всегда приводит к осложнениям.

— А что это такое?

— Ты любопытен. Это не такое уж плохое качество. Постараюсь объяснить. На вашей плане те много языков и рас. Развитие их в силу разных причин проходило не одинаково. Возникали племена и народы, разделенные океанами, религиозными представлениями, климатическими поясами. Они почти всегда враждовали между собой. Возьмем пример из обозримого прошлого. Кортес и Писарро не видели в индейцах друзей или равных себе, а те, в свою очередь резали, приносили в жертву тысячи, десятки тысяч соплеменников или покоренных врагов. У нас такого не было. У нас изначально образовался один народ, с одним языком и государственным устройством. Бывали и у нас в средние века, как у вас сейчас, периоды большой смуты, когда правящая верхушка с прихлебателями присваивала себе результаты всеобщего труда. Но все это происходило в одной, пусть и большой стране. А у вас разные блоки, лиги, союзы, договоры, организации, федерации, черт ногу сломит. Остановимся на этом. Пусть жизнь идет своим чередом. В другом воплощении, возможно, ты вернешься на гораздо более качественный уровень вашей жизни.

-Как, вы верите в это?

— Вера быть должна. Она сплачивает и объединяет людей. Она должна быть в душе, пусть суетная и быстротекущая жизнь не очень-то позволяет проявлять это внешне, но отбрасывать ее не стоит. Ваши деды и прадеды были не дурнее вас, а вакханалия последнего века не привела ни к чему хорошему. Если в чем-то сомневаешься — что ж, сомнения — тоже удел всякого мыслящего человека. В одном из прошлых путешествий был я на планете Хириам в созвездии Гончих Псов. Там только что прошла опустошительная война, и в глубоких бункерах-подземельях догнивали остатки военно-промышленной элиты лидирующего блока ряда стран. Не буду углубляться в дебри, я беседовал с несколькими десятками оставшихся в живых глубинножителей. Они не сожалели о случившемся, знали о своем близком конце и успешно истребляли громадный запас наркотиков и веселящих напитков. Когда я отказался от этого угощения, несколько мордоворотов набросилось на меня. Представляю себе их изумление, когда я растаял в их руках. Поверхность планеты представляла собой черную, отравленную пустыню. Земля высохла, моря выкипели и даже дым пожарищ не метался среди развалин .Самостоятельно эта планета не очистилась бы и за миллион лет, пришлось ее обработать ионизированным облаком из инертных газов.

Ну говори, что тебе хочется еще узнать?

— Да я и не придумаю, хватит, наверное, и так голова кругом идет.Непонятно мне, зачем я нужен, чем могу тебе посодействовать.

— Есть, Игорь, ряд тонкостей в нашем понимании, которые мы проскочили и забыли в своем развитии, и одной из них является цель моей миссии.

Игорь не чувствовал усталости. Напротив, он был внимателен и сосредоточен, как никогда и это доставляло ему удовольствие. Сур продолжал:

— Я говорил о сравнении. Так вот, суть моего сравнения в том, что ты, пусть совсем немного как бы заглянул на десятки тысячелетий вперед. Я же предлагаю отправиться на десятки тысяч лет назад, к нашим пращурам, к тому моменту, где на пределе возможного становится реальным общение. Это где-то ближе к середине каменного века. Что нам известно об этом? Это уже люди. Они живут сообществами, племенами, живут в пещерах, землянках и поддерживают огонь. Каменный век продолжался в истории человечества очень долго, сотни поколений прошли через него и каждое предыдущее поколение оставляло последующему свою крупицу опыта, пополнявшую драгоценную копилку знаний. Мы выбрали на линии развития наших предков такую точку, где у них достаточно развита речь, где они могли пользоваться отвлеченными понятиями, где каждый предмет, с которыми они имели дело и каждое действие были выражены своим, особым словом.

И наконец, главная суть нашего дела. Предлагается поселить  в это место и время индивидуума из эпохи, уже достаточно далеко отошедшей от того времени. Человек, помещенный туда, будет без оружия, без одежды, вообще безо всего, специально к этому неподготовленный. Его оружием будет только его опыт, какой есть, где что он слышал или прочитал; его умение и знания, которые он может сразу использовать или же которые в нем дремлют подспудно.

Следует внедриться в какое-либо племя, стать там своим, а по возможности и занять место повыше в тамошней иерархии. Благоприятнее появиться там где-нибудь ближе к концу весны. Эта командировка может продлиться несколько месяцев, но не больше трех лет. Вот это мироощущение и вообще каждый шаг там будут бесценны для нас.

Могут возникнуть критические ситуации и прямая угроза существованию. Что тогда? До этого не дойдет. В таком случае ты сразу очутишься на прежнем месте, и возможно, ни о чем не вспомнишь. Но это нежелательно.

На протяжении всего эксперимента чуткие и внимательные глаза и уши будут наблюдать и воспринимать твою жизнь и возникающие ситуации. Но пусть это тебя не беспокоит, ты и подозревать не будешь об их существовании. Будет значительно ослаблен синдром тоски по всему, что тебе дорого, в остальном богатство чувств и переживаний не будет нарушено. И в любом случае, вернувшись сюда, ты ничего не потеряешь.

Вот видишь, какую перспективу я нарисовал. Решайся, ты же с детства мечтал о чем-либо подобном. К сожалению, для долгого раздумья нет времени. Это нужно в целях чистоты эксперимента. Вознагражден же ты будешь тем, что по возвращении будешь обладать свойствами, тебе ранее неведомыми, возможностями, пожалуй, в вашем мире неизвестными. Короче, ты превзойдешь всех экстрасенсов. Последнее будет возможно, разумеется, после того, как я буду полностью убежден в чистоте твоих помыслов и намерений.

Игорь молчал и слушал. Нарастающее чувство восторга и ужаса все более охватывало его…

 

-ДА,    Я    СОГЛАСЕН!

 

— Итак, этот вопрос решен. Ну что ж, благодарю тебя, я почти не сомневался в твоем ответе. Теперь я могу вернуться к себе. Это страшно далеко по вашим понятиям, сотни световых лет ,но я буду дома через несколько ваших часов. Теперь несколько указаний общего характера. Возможно, кое о каких вещах ты имеешь понятие, но лишний раз освежить память не помешает.

Видишь ли, Игорь, надо ясно представить себе, что природа, космос, Вселенная, процессы, происходящие в них, не ограничены ни временем, ни пространством. Гаснут и переходят в иное физическое состояние светила, вспыхивают новые солнца, рано или поздно рассыпаются в пыль, сгорают, прекращают существование звездные и солнечные системы, вращающиеся вокруг них планеты и луны. Достаточно развитая цивилизация не боится подобных катаклизмов. Мы, например, можем перегнать свою планету в другую галактику, а для населения это останется незамеченным. Мы можем из отходов производства и жизнедеятельности, из вещества планеты, гор, например или избыточной воды, наконец просто из окружающего космоса материализовать все, что нам нужно — продукты, газовые составы — атмосферу и любые необходимые материалы. Это простая перестановка атомов. Для вас это непостижимо, но вдумайся внимательно — вот у вас на планете — вода. В результате не столь уж больших температурных колебаний она может быть паром, жидкостью или твердым куском льда. Какие у них разные физические характеристики, а ведь здесь не требуется и перестановки атомов. Здесь вы оперируете только температурой, мы же используем множество других характеристик и процессов, большинство из которых вам еще предстоит открыть.

Или взять такую картину. Сидит семья за завтраком, скажем, папа, бабушка и годовалый малыш, едят кашу и молоко. Так почему один и тот же продукт в конечном счете преобразуется в румяные щечки малыша, твердые мускулы у папы и седые волосы на голове бабушки. Когда-нибудь ваш будущий ученый, еще не родившийся, всерьез задумается над этим, и еще одна загадка природы будет познана.

— Все-то нам нужно узнать, открыть, — чуть не простонал Игорь, — а какие проблемы серьезные у вас, не можешь рассказать?

— Не обижайся, ты не сможешь этого понять. Чем дальше по пути прогресса,тем сложнее восприятие и до этого надо просто дорасти. О нашей жизни, повседневной деятельности я могу рассказать о том периоде, когда мы были, как вы сейчас и далее вперед на век-полтора. Кое — какие идеи ваших инженеров и фантастов достигают этого рубежа.

— Но почему, Сур,  -воскликнул Игорь, — ведь разговариваю я с тобой, видишь ты мой кругозор, не идиотский же он. И наука у нас не такая уж примитивная — компьютеры, электроника, множительная, измерительная техника. И в космос мы летаем, недалеко, правда, но давно ли это началось?

— Вот именно, недавно. Да, я согласен с тобой, за последнее столетие ваше человечество здорово  продвинулось по дороге прогресса, никогда  ранее не было такого прорыва. И тут я должен остановиться на двух разных моментах. Первое, при таком ведении хозяйства, я уже немного говорил, через три-четыре столетия жизнь на Земле станет невозможной, ее ресурсы полностью истощатся, отходы ядерных технологий, парниковый эффект, перенаселение, кислотные дожди, конфликты, болезни и это еще не все, неминуемо приведут к необратимым последствиям.

Этот исход не фатальный. Здесь все в ваших руках. Из своего опыта могу сказать, что такие случаи чрезвычайно редки, узнавал я о них, когда прибыв на планету, убеждался, что непоправимое уже совершилось. Об одном таком случае я рассказал.

Теперь второе. Ваша наука, передовые ее достижения, кажутся вам верхом прогресса. А взять ваших прадедов, живших всего лишь сто лет назад? Ведь для них верхом прогресса были паровозы, примитивные фонографы и автомобили, похожие на телегу. Как же они стали бы с вами общаться, что бы понял тогдашний инженер в телевизоре или компьютере? Скорее он нашел бы общий язык с изобретателем стенобитной машины.

Все это ты должен четко себе представлять.Теперь о твоем задании. Ты будешь уверен, что окунешься в прошлое вашей Земли. Это не так, хотя жизнь на планете, куда мы хотим тебя послать, развивается по абсолютно таким же законам, что существовали и у вас в то время и все параметры и характеристики схожи.

Этим я хочу сказать так же и то, что нам пока неподвластны  перемещения в прошлое и будущее, которые с такой легкостью совершают герои ваших фантастических романов. Возможность такого явления остается под большим вопросом. Пока наши ученые очень далеки от каких-либо подвижек в этой области. Но это так,к слову. Одномоментно сосуществуют миры с самым разным уровнем развития. Есть планеты, подобные вашей, а есть и такие, как ты верно заметил, на которых только зарождается жизнь в океане.

— А интересно, Сур, нет ли таких планет, на которой мыслящие существа превзошли в какой-то мере ваш социальный или технологический уровень?

— Нет, такие планеты нам пока не встречались. Но это не значит, что их нет вовсе. Нет предела совершенствованию мысли и полету разума. Ведь остановка в развитии означает застой, регресс и в конечном счете гибель всего сущего.

Итак, ты будешь на Земле. Будь внимателен и осторожен, особенно на первых порах. Опасности будут подстерегать тебя со всех сторон. Саблезубые тигры, волки, пещерные медведи на суше, хищные рыбы, которых теперь нет, крокодилы в воде. К счастью, время гигантских бронтозавров и мегатерисов уже прошло, но отдельные мелкие виды еще сохранились.

Не это самое страшное. Наибольшего врага будут  видеть в тебе тебе же подобные с их еще почти звериным разумом. Как ты проложишь мостик к пониманию — это уже твоя задача. Это же и наша основная цель. Теперь закрой глаза и ложись. Внимательно все продумай и осознай. Как только ты откроешь глаза, то сразу очутишься внужном времени и месте. Напоследок да будет тебе известно — я настроил твой организм так, что в течение трех-четырех суток ты не будешь испытывать голода и жажды. И еще раз я оставляю тебе право выбора. Если ты, не открывая глаз, уснешь — а тебе уже хочется спать, то все останется по-прежнему. Никто и ничто не потревожит тебя. Я был рад встрече с тобой. Прощай, желаю счастья.

Голос затих. Игорь лежал с закрытыми глазами и знал совершенно точно, что он один в комнате, а существа, сделавшему ему столь странное предложение, нет уже в пределах солнечной системы. Приятная дремота все больше обволакивала его мозг…

Конец  I  части.

 

Здесь можно остановиться: Игорь проснулся, потряс головой — надо же, приснится такое, — и что-нибудь поразмышлять по этому поводу. Но это мне не нравится, ведь подход к теме определился и без ложной скромности можно сказать, что она любопытна и занимательна.Чтобы действительно увлекательно и интересно описывать дальнейшее развитие событий, ну можно много знать, использовать сведения из истории, географии, психологии, многое другое и чувствую я себя недостаточно уверенно, но в общем-то это мне по силам и может быть, я когда-нибудь займусь вплотную этой своей вещью, дал бы лишь господь времени и здоровья да еще отсутствия лени. Что мог сказать Сур по окончании Игоревой командировки:

 — Ну что ж, ты молодец. Одно могу сказать, ты прекрасно справился со своим заданием, теперь мы более последовательно и рационально можем использовать полученные тобой сведения в наших целях. Чем же вознаградить тебя? В моих силах сделать тебя самым сильным, ловким, сделать так, чтобы ты мог знать все, о чем только захотел. Улучшение физических, умственных кондиций одно из самых несложных дел. Я хочу сделать другое. Наблюдая за тобой и твоими действиями на протяжении всего этого времени, я и,скажем так, моя команда, хорошо тебя изучили и уверены в крепости твоего нравственного стержня. Ты вполне достоин представлять свою планету в цивилизациях, существующих более долго и даже у нас ты мог бы найти себе применение. Многие жители Земли находятся как бы в клубке, опутывающим его жадностью, ложью, злобой и лицемерием, а ты от этого уже избавлен. Твои желания и устремления во многом  соответствуют нашим и опасность ослепления  своим могуществом, силой и властью тебе не угрожает.

Что же мне сделать для тебя? Пожалуй, я сделаю то, к чему прибегать в начале не собирался, превышу свои первоначальные намерения.Сейчас то,что я тебе говорю, осознается и матрицируется тобой и ты постоянно, иногда даже незаметно для себя, будешь четко осознавать и контролировать свои поступки.

Ты согласен с тем, что в любой ситуации существует какой-либо выход, принятие решения. Оно должно быть оптимальным, порой не сразу очевидным, а иногда даже противоречащим  здравому смыслу. А если ситуация тупиковая, то в таком случае  возможность более ранних действий с целью ее недопущения. Ты будешь знать этот выход, это во первых.

Во вторых, ты будешь неуязвим. Тебя постоянно будет окружать некое энергетическое поле, своего рода силовая оболочка, против которой будет бессильно все, что у вас на Земле можно применить, даже энергия всей вашей планеты, обладающей, по нашим меркам, край-не малым энергетическим потенциалом. Все, что по твоему желанию проникнет за эту завесу,будет для тебя безвредным…

F A N T A S T I K A: 1 комментарий

  1. Иван

    очередная хуйня

Обсуждение закрыто.