Упорная Надя

Когда я поступал в геологоразведочное училище, девушка из одного со мной класса, Надя, поступала в педагогический институт, очень уж хотела она быть учителем. Не сумела она в этот год стать студенткой, при сдаче экзаменов не хватило ей одного балла. В городе жила ее родная тетя. Она осталась у ней, а работать устроилась в близлежащий детский сад.

На следующий  год она  опять  сдавала экзамены в институт и снова ей это  не удалось. В школе эта девушка училась вполне прилично, иногда нам доводилось вместе ехать домой к родителям. «Все равно я буду учительницей», — говорила она. Я служил в армии, а Надя сделала третью попытку. На этот раз экзамены она сдала успешно, но по какой-то системе коэффициентов ее отодвинули другие конкурентки. Что там она испытывала, можно представить, только она пришла сдавать экзамены в четвертый раз и недобрала два балла. Но тут подключился профессор, который был в курсе всех событий. — «Как можно не принять эту девушку, — горячился он на совете, — учатся у нас отличницы, сплошь одни пятерки, а получат  диплом, помаются год-другой, поймут, что не их это дело и уходят. По совести, сразу надо было бы принять такую настойчивую, с таким стремлением, только не придумали такого рентгена, чтобы сразу понять, кто есть кто».

Надя проучилась положенное число лет, получила диплом и по распределению попала в Ишим, что несколько странно, там есть свой пединститут. Там она вышла замуж, работала много лет, литературу вроде она преподавала. Последний раз видел я ее на вечере встречи в нашей школе. Ей немного оставалось до пенсии. «До чего тяжело работать с современной молодежью, — говорила она, — ничего святого, мы были совсем не такими». Я выразился в том смысле, что она солидарна с Тургеневым в этом вопросе и что до нас жили не ангелы, и после нас не черти будут.