Случайные встречи

Говорят иногда  «Гора с горой не сходится», когда происходят невероятные совпадения или такие же неожиданные встречи. Давно уже слышал я такой момент. Мчится по просторам нашей страны поезд, ну, скажем «Красноярск – Москва». В плацкартном  вагоне в одном из купе  сидят несколько человек, они едут вместе уже двое суток. Разговорились, двое из них едут домой, а один в гости к приятелю, который гостил у того прошлым  летом и, в свою  очередь, пригласил  его к себе. Когда-то они  учились в одной школе в деревне, которая уже не существовала, а встретились они на небольшой  станции между Красноярском и Новосибирском, куда москвич, назовем его Владимиром, приезжал в гости к сестре. Сестра эта была замужем за местным жителем,  где они познакомились, не суть столь важно, важнее, что там жил и Николай, бывший соученик Владимира, на маленькой станции они и встретились на другой или третий день.

Теперь же Николай ехал в гости к Владимиру. Бумажку с адресом он надумался спрятать за  козырьком шапки, дело происходило в конце зимы. Поезд прибыл в Москву, вышли на перрон и один из москвичей  обратился к Николаю: — «Доставай свою бумажку, я уж, так и быть, провожу тебя до дружка». Николай полез в шапку, но никакой бумажки не обнаружил по-всякому он ее выворачивал, но увы, потерял. Несмотря на ворчанье проводницы, москвичи и растеряха прошлись по пустому вагону, перебрали коробку с мусором, но тщетно.

— Так ты что ,адрес сам не знаешь? — Да нет, как он написал, так я и прибрал ее, бумажку эту.

— Ну вот что. Езжай домой, денег на билет мы тебе добавим, вышлешь потом, адрес запомнишь, ты теперь ученый. Дружок твой никуда не денется, приедешь в другой раз, только адрес наизусть выучи.

— Да как же так, мужики, ведь он ждет, и как он адрес скажет.

— Ну зто не проблема, у сестры спросишь.

— Мужики, да ведь можно что-то сделать. Смирнов он, Владимир Петрович, на стройке работает, шофером, сорок лет ему, на два года меня старше.

— Да ты знаешь, сколько в Москве Смирновых. Не то что на вашей станции, а в области вашей столько людей нет.

Такой беспредметный разговор продолжался несколько минут, наконец москвич постарше, с заметной сединой, что-то уловил:

— Владимир Петрович, говоришь, шофером работает, Смирнов. А ведь есть такой в нашем подъезде, знаю я его, родинка еще у него…

— Да, да, на правой щеке, к уху поближе.

— Да что ты говоришь, быть такого не может, чтобы так сошлось.

Последовало еще несколько уточнений. Седой с Николаем поехали на место. Владимир и в самом деле жил в одном с седым подъезде, этажом ниже.

Другой случай состоялся, можно сказать, у меня на глазах. Наше предприятие на районном конкурсе самодеятельности, посвященном сорокалетию Победы, заняло второе место и некоторые отличившиеся были награждены однодневной туристической поездкой в город Челябинск. Вечером определенного дня нас, человек двадцать, в Тюмени распределили по купе  туристического  поезда. В этом же поезде ехали победители и призеры самодеятельных  концертов со всего юга области. В составе нашей группы было как раз четверо мужчин и ехали мы в одном купе.

Рано утром на другой  день наш поезд прибыл на станцию Челябинск. Новый современный вокзал, там даже какая-то роща располагалась. Все вышли из вагонов, встретивший нас администратор залез на установленную трибуну, поднес к лицу микрофон и зачитал программу назначенных мероприятий. Напоследок он предупредил, что назад поезд отправится в одиннадцать часов вечера с минутами и чтобы все ориентировались на это время. Экскурсионные автобусы ожидались только через полтора-два часа. Вечером в купе мы выпили и теперь ощущали некоторую неловкость. — Пойдем, поищем, где здесь пиво продают, — сказал один из нас, расспросили некоторых местных, и они показали нам ближнюю точку, где это можно было сделать. Антиалкогольная кампания тогда только набирала обороты, не достигла еще своего пика и спиртное, хотя уже и с заметными трудностями, можно было приобрести.

Близко от вокзала, на улице имени какого-то героя-летчика, торговали на разлив чешским пивом. Очередь была приличной, мы прикинули, что до нас она дойдет минут за двадцать и озаботились поиском посуды. Впрочем, проблем с этим не было. Сориентировавшиеся аборигены подъезжали к очереди на легковых  машинах и предлагали трехлитровые стеклянные банки по три рубля штука, на самом деле она стоила сорок копеек. Но дорога ложка к обеду. Один автомобилист распродал все свои запасы, уехал, тут же на его место стала другая машина, у водителя которой мы и купили банку. Вдруг заметили, что нас осталось трое, один из нас, невысокий паренек Вася, куда-то исчез.

Мы постояли с наполненной банкой, поозирали окрестности, решили, что у него прихватило желудок. и вернулись в свое купе, поезд так и стоял на станции, в двух местах только раздернули вагоны. Подошли автобусы, все пассажиры расселись по местам, ездили по городу, смотрели местные достопримечательности, танк на постаменте, вечный огонь. Разные группы посетили разные концерты местных и приезжих артистов, одной группе повезло больше других, они побывали на концерте популярной тогда певицы Анне Вески. Васи с нами не было, после обеда позвонили в милицию, там после некоторой паузы ответили, что сведениями о таком не располагают. Куда он мог подеваться?

Где-то часам к восьми вечера на вокзал стали прибывать первые автобусы с пассажирами этого поезда. Мы стояли около вагона, обменивались впечатлениями, и когда до десяти часов осталось совсем немного, к нам незаметно подошел Вася. Старшая из нашей группы и вообще все женщины напустились на него, мы тоже ворчали, но что ни говори, он пришел вовремя и вскоре постепенно все успокоились. Вася начал свой рассказ о том, где он был и что делал, когда поезд тронулся в обратный путь.

— Отошел я от вас совсем немного, стал на край тротуара и стою, просто смотрю по сторонам. Вдруг черная «Волга» останавливается, на вокзал она ехала, оттуда вылазит мужик и ко мне: — Вася, ты, что здесь делаешь? — Я пригляделся, а это старший брат моего дружка, одноклассника, как раз он в этом Челябинске и жил, единственный знакомый на весь город. — Садись в машину, поговорим, как там мои поживают, Толька как?

Я сел в машину, на заднее сиденье. Рядом с братом дружка, Юрой его звали, сидел его сын с магнитофоном в руках, там Тото Кутуньо пел, в большой моде он был тогда. Юра развернулся ко мне, задал несколько вопросов, я ему рассказал, почему мы здесь.

— Знаешь, — вдруг решил он, — я тебе лучше город покажу, чем эти, — он нажал на педаль и машина тронулась с места.

— Постой, постой, — я заволновался, — ребят хотя бы предупредить надо.

— Да, вот черт, — кругом со всех сторон двигались машины, — ладно, ничего страшного, к десяти я тебя доставлю на вокзал.

Мы приехали к нему домой, позавтракали, выпил я водки две стопки, а потом поехали на дачу, сто с небольшим километров было до нее, добрались до места минут за сорок. По дороге никто не встретился, это были дачи областного руководства, а Юра был персональным водителем кого-то из них. Предложил мне сходить в сауну, а я хоть и не бывал там никогда, отказался. Здесь он угощал меня каким-то фирменным коньяком, пить легко, приятно, вроде как лимонад какой, а по мозгам шибает. Посмотрел, как я закусываю, сел рядом: — А, черт с ним, — налил себе тоже.

Назад в город нас повез его сын, Андрей, он кончал десятый класс и водил машину тоже классно. Город очень большой, и памятников разных много, а я уже под кайфом был, плохо  помню, огни  какие-то, стена, люди с цветами, а потом я задремал в машине, тут и время подошло.