Приговор по желанию

Джордано Бруно, Александр Ульянов и множество  других погибших могли остаться в живых. Для этого им нужно было написать прошение о помиловании, отречься внешне от своих заблуждений. Наиболее интересны эти двое. — «Джордано, — говорили первому его судьи, — может быть, ты прав и в самом деле могут жить на других планетах мыслящие существа. Но разумно ли сейчас утверждать такое? Народ наш дик и необразован и ни к чему сейчас вносить смуту в неразумные головы. Наступят лучшие времена и мысли твои будут востребованы. Согласись, что пока такое преждевременно, отрекись публично от своих заблуждений и будь себе на уме». Но Джордано не отрекся, проявил твердость духа, упорство и был сожжен. Произошло это в Риме в 1600-м году. Было ему тогда 52 года, солидный возраст даже сегодня.

Этот человек имел воистину неистовый дух. Рожденный в Италии, он с 15 лет заразился идеями Коперника и носился по Европе, отринувшись от страстей земных и писал в своих трудах о бесконечности Вселенной, множестве миров, планет и звезд. Но до того ли было всему остальному народу, обездоленному и угнетаемому. Он опередил свое время и спорил с церковью с ее застоем и схоластикой. Наверно, вред, причиняемый им церкви, был не так уж мал, что она решилась на такие меры. Но стоит заметить, что эта церковь, католицизм, проклятая инквизиция, давала все-таки возможность избегнуть страшной участи.

Теперь об Александре Ульянове. Так же трагически погиб этот юноша. Он окончил гимназию с золотой медалью, а во время учебы написал самостоятельную работу по зоологии, которая вызвала восторг в ученой среде. Затем он увлекся политикой и в последний год жизни вступил в террористическую организацию  революционеров, которая поставила целью убийство тогдашнего царя Александра III. Попытка покушения была неудачна, такое не приветствуется в любом обществе, он еще с четырьмя соратниками был повешен. Написать прошение о помиловании, которое ему предлагали, он отказался, не прислушался даже к мольбам матери. Всего лишь 21 год было ему. Чувства его брата Владимира можно понять. Царские власти не преследовали после этого семью Ульяновых, может быть, наблюдали осторожно, до тех пор, пока Владимир Ильич не подрос и стал показывать зубы. И меры, применяемые к нему после этого, ссылки, никак нельзя назвать драконовскими. Попробовал бы кто так же порезвиться при советской власти.