На посту

Ночь повисла на диске двурогом,

Над казармами звезд вспыхнул рой.

По посту своему одиноко

Тихо бродит, как тень, часовой.

 

Продвигаясь неслышной походкой,

Не доверяясь ночной тишине,

Поправляет тихонько пилотку,

Автомат со штыком на ремне.

 

В доме том, где окно не погасло,

Командирская дочка живет.

Свет томительный, трепетно-красный

Чем-то манит, как будто зовет.

 

Что на свете опасней быть может

Восемнадцати девичьих лет?

Если их на красу перемножить—

Потеряешь рассудок в момент.

 

Он в взбалмошную эту девчонку

С давних пор безнадежно влюблен,

С той поры, как с родимой сторонки

Его срочный привез эшелон.

 

А она и не знает, наверно,

Ей, пожалуй, совсем невдомек,

Что готов есть при случае первом

Жизнь отдать за нее паренек.

 

И в окне, промеж каменных стенок,

Там, где брезжит томительный свет,

Замечает какую-то тень он

Или может…ее силуэт.

 

Отведя глаза с нежным укором,

Тихо гасит в себе он печаль

И тревожным, внимательным взором

Пробивает молчащую даль.

 

Ночь повисла на диске двурогом,

Зацепившись за острый конец…

По посту своему одиноко

Ходит парень, влюбленный боец.