О русских именах

Не сошла еще на нет мода называть малышей старинными именами, десяток лет назад она была намного больше. Но все-таки, пожалуй, никто не назовет своего сына или внука, дочь или внучку, Акакием или Сысоем, Акулиной или Фетиньей. По степени популярности мужские имена можно разделить  на три группы. Конечно, такое в какой-то степени достаточно условно. В первой группе самые известные и популярные, потом более редкие и какими называют время от времени.

 

Александр, Андрей,                      Петр, Геннадий,                      Дмитрий, Федор,

Анатолий, Борис,                          Павел, Вячеслав,                      Артем, Кирилл,

Алексей, Виктор,                          Вадим, Аркадий,                      Степан, Максим,

Николай, Михаил,                        Олег, Валентин,                        Илья, Родион,

Владимир, Юрий,                         Игорь, Евгений,                        Никита, Роман,

Сергей, Валерий,                          Иван, Григорий,                        Егор, Иннокентий,

Василий, Леонид…                      Константин…                           Яков, Денис, Антон…

В общем и целом где-то так. В разных регионах частота названий может несколько разниться, но не думаю, чтобы уж очень значительно. Со школьных лет я записывал заинтересовавшие меня имена-отчества в записную книжку, это были учителя, соседи, друзья отца, родственники, знакомые, которых я знал и  видел лично. Вот они — Ефим Артамонович, Селифон Анхимович, Макар Осипович, Изот Якимович, Митрофан Тимофеевич, Никифор Самойлович, Серафим Потапович, Ефрем Трофимович, Степан Кондратьевич…

Встречались люди с именами Капитон, Елизар, Дорофей, Ларион, Кузьма, Данила, Гор дей, Мирон, Фирс, Игнат, Ерофей, Харлам, Кондрат, в детстве в соседней деревне жил паренек, к которому все обращались «Гранька» да  «Гранька», никак не могли представить полное имя. Сейчас думаю, что был он Евграфом. Так же с отчествами — еливерстович, Герасимович, Бонифатьевич, Тарасович, Зиновьевич, Евменович, Карпеич, Пантелеймонович, Ульянович, Архиповна, Антиповна, Епифановна. Сегодня, пожалуй, вряд  ли можно собрать такую коллекцию.

Нередко мужские и женские имена схожи. Вряд ли это можно отнести к достоинствам нашего языка. Имя «Александр» следовало бы закрепить за мужским полом, а другие, более нежные по названию – «Евгения», «Валентина» ,т.е. Женя, Валя – оставить женщинам. Это самые известные такие имена, а вообще таких не так уж мало, можно привести несколько примеров:

Василий — Василиса; Устин — Устинья; Аркадий — Аркадия; Феодосий — Федосья; Федор — Федора; Павел — Павла или Павлина; Степан — Степанида; Антон -Антонина; Виктор — Виктория; Капитон — Капитолина; Евдоким — Евдокия; Лука — Лукерья. Даже Олег и Ольга подходят под это правило.

В одной программе по телевизору, «Своя игра», было определение отчеств известных людей. Отчества у них действительно необычны. Мамин-Сибиряк, например, Дмитрий Наркисович, другой писатель, Вересаев, Викентий Викентьевич, Короленко, Владимир Галактионович, Салтыков-Щедрин, Михаил Евграфович. Интересно, что у современного писателя, фантаста и детектива Парнова, который обычно пишет на пару с Михаилом Емцевым, имя-отчество Еремей Иудович. Как это его дед с бабкой решились выбрать проклятое со времени предательства Иудой Христа такое имя. Герой повести Сатыкова-Щедрина «Господа Головлевы» тоже носит такое имя, но там это выдуманный персонаж, и очень уж отвратно он показан.

Оригинальный заскок на имена произошел в начале двадцатых годов, скорее всего,  после окончания гражданской войны. Тогда стали называть младенцев Путилами, Фордзонами, Тракторами, Ревмирами, Владиленами и прочими, даже откликались на некоторые события. Имя «Оюшминальд», например, означало «Отто Юльевич Шмидт на льдине». Жуткое по звучанию женское имя «Даздраперма» расшифровывалось как «Да здравствует Первое Мая». В пятидесятые годы подобные имена встречались уже очень редко. В школе, где я учился и уже перешел в третий класс, ушла на пенсию учительница Искра Васильевна. В Красноярске, на одной лестничной площадке с квартирой брата жил некий Эрлен, который иногда работал у него в экспедиции. Имя это вполне могло принадлежать чукче или эвенку, но его так назвали родители, у которых он был поздним ребенком, и расшифровывалось без затей – «Эра ленинизма».