О Петре I

Петр I – знаковая фигура в нашей истории. Царь, строитель, полководец, мореплаватель и плотник. К нему, как и почти всем нашим заметным и известным деятелям, можно применить два подхода. И ведь оба во многом, да что там, почти во всем справедливы. Но в случае с Петром произведенный контраст особенно впечатляет, как будто речь идет о совершенно разных людях и так же подтверждает роль личности в истории.

Если бы Петр не был так настойчив, последователен и даже жесток в своих устремлениях, Россию, можно сказать без преувеличения, постигла бы гораздо более худшая судьба. Если кто и мог бы сказать про себя с самым заслуженным на то основанием: «Государство — это я», — так это Петр. Заслуги его очень велики, одно перечисление их могло занять не одну страницу. Защита русских земель, восприятие передовой культуры и техники с Запада, реформа государственного управления — вот лишь несколько ключевых моментов деятельности Петра.

Он почти ни перед чем не останавливался, смешал и разрушил старые порядки. Его хватало и на крупные и на мелкие дела. Печатание газет,реформа календаря, административная классификация, создание музея —Кунсткамеры, усовершенствование токарного станка, поиск лучших кадров для самых разных дел и заведений и многое другое входило в орбиту его повседневной деятельности. «Я царь ваш, а на руках у меня мозоли», — говорил он подданным.

Не надо забывать, что на Россию, ее население всегда зарились окружающие племена и народы и угроза порабощения так же существовала всегда. Вспомнить дальнее и недальнее прошлое — набеги  гуннов, половцев, печенегов, татаро-монголов, которым  даже  удалось поработить Русь на целых три столетия, правда, феодальную и раздробленную. Знаем мы агрессии и более поздних времен.

Петр выдернул Россию из сонной одури, в которой она пребывала и превратил в государство, с которым нельзя было не считаться. В какой-то мере нынешнее государственное устройство имеет в основе то, что создавал Петр.

Почти сорок лет держал он в узде дикое государство и дела его не пропали даром. В начале его деятельности многие были недовольны его действиями — стрижка бород, изъятие церковных ценностей, колоколов на нужды войны, необходимость носить немецкое платье.

Всем тогдашним сословиям пришлось несладко, преобладал тяжкий крестьянский труд и развитие промышленности примитивными, трудоемкими и малоэффективными методами.

Просветительская, созидательная работа Петра неоценима и даже не с чем ее сравнить. Надо признать, что крутые реформы в широких массах крестьян, в меньшей степени других сословий вызывали протест, недовольство и даже бунты. Но не только эти настроения господствовали. Реформы, перемены в образе жизни все-таки были приняты обществом, убедившимся в необходимости прогресса. Петр самозабвенно и неустанно занимался  переустройством  замшелого уклада жизни, сквозь века ощущается его неподдельное старание об укреплении мощи государства Российского. Ему удалось в течение своего правления буквально перевернуть дремлющую, аморфную страну и народ поддержал его, а по большому счету народ наш всегда поддерживает то, что на поверку, в конце концов оказывается нужным, истинным и справедливым.

Петр не жалел себя, он не ведал покоя. он, как выразился кто-то из его современников, тянул в гору за десятерых и ушел из жизни в 53 года, многого не завершив. Одна мысль мучила его, пожалуй, больше других, не было у него достойного преемника, продолжателя его дел. Но когда он ушел, возврата к прошлому не было. Маховик, закрученный мощной рукой Петра, по праву прозванного Великим, чего не удостаивались другие государи, продолжал вращаться едва ли не с прежней скоростью.

Все это действительно так. Трудно не согласиться с чем-либо из вышесказанного. Но ведь можно и подругому говорить о Петре. Петр — это сатрап, изверг, он свернул Россию со своего исторического пути, заставил понести неслыханные жертвы, новую столицу построил буквально на костях. Население в стране за время его правления  сократилось на четверть.

Он  ввергал  Россию в бесчисленные  войны, угнетал  население  налогами и поборами,  а пленную проститутку возвысил и сделал своей  женой. Он мотался по заграницам, а потом навязывал чуждые россиянам порядки. Дурные привычки сопровождали его повсюду. Петр курил табак и многих  приохотил к этой пагубной затее,  устраивал ассамблеи, где царили пьянство и разврат, приблизил к себе авантюристов и жуликов, и не только своих, а даже из Германии, Швеции, других мест. Чего стоит только один Алексашка Меншиков, не уступавший в воровстве и мошенничестве  даже современным  олигархам. Чувства добропорядочного семьянина также были ему неведомы, он погубил собственного сына, не согласного с крутыми  нововведениями. Примечательно то, что на другой день после того, как сын был казнен, была годовщина Полтавской битвы и Петр веселился и бражничал с гостями до утра следующего дня. Да и начал он свое  правление с действий, замораживающих в жилах кровь. Бунтовавших стрельцов, большинство из которых можно было просто высечь, он развешал по всей  Москве, причем одного прямо под окном заточенной в тюремную камеру его родной сестры, царевны Софьи.

Петру не хватало средств для проведения в жизнь множества его начинаний. Взять их кроме как от населения было негде и он ввел множество налогов, причем был весьма изобретателен в этой области. Сейчас это воспринимается как курьез, но даже за то, чтобы носить бороду, ее владелец должен был заплатить определенную сумму и заплатившему выдавался металлический знак «Пошлина с бороды взята», который можно посмотреть в музее или отыскать в Интернете. Разные группы населения и инородцы, к которым относили, к примеру, башкир, платили налоги и за высокий рост, и за цвет глаз, и за многое другое. Все эти действия привели к разорению и обнищанию населения, между тем как состояние казны и экономики выглядело плачевно.

Нет так же никаких сомнений, что злодеем Петр был истинным. Он самолично рубил головы, принимал участие в пытках и допросах, ввел новый вид казни – колесование. Его не смущало ничто, ни скрип дыбы, ни хруст ломаемых костей, ни ужасный запах от прижигаемого раскаленным железом человеческого мяса. Себя он так же не жалел нисколько и все таки никак не укладывается в уме, как все это в нем совмещалось,такое и перед тем, как совсем свалиться, он вытащил из ледяной воды погибавшего там солдата.