О благоустройстве

Современный человек очень привязан к искусственным условиям существования, и если его поместить в естественные, то вряд ли он протянет сколько-нибудь значительное время. Искусственный быт, цивилизация, благоустройство сопровождают нас повсюду. Мы не представляем жизни без центрального отопления, водопровода, различных средств передвижения, а также телевизора, холодильника, в последние время вошедших в обиход сотовых телефонов, компьютеров и множества других вещей. Всегда к нашим услугам вокзалы, магазины, больницы, аптеки, музеи, стадионы, места отдыха и развлечений, а так же десятки других подобных заведений.

Все это очень хорошо, удобно и комфортно, но требует от соответствующих служб немалых забот и внимания,чтобы все работало устойчиво и бесперебойно. Ведь случись какая-либо авария в коммунальном хозяйстве, очень скоро жильцы почувствуют все тяжелые, негативные последствия такого явления. Каждый может себе представить отсутствие воды или электричества в доме, холодные батареи, когда за окном трещат морозы. Время от времени в разных местах такие случаи происходят в результате наводнений, землетрясений, других природных катаклизмов, и иногда мы имеем возможность наблюдать за этим  по телевизору. Конечно, в таких случаях предпринимаются все необходимые действия, чтобы как можно скорее восстановить нормальную жизнь, но в мире также постоянно существует несколько так называемых «горячих точек», где происходят военные действия и разрушения. Современные средства информации дают об этом представление, про них можно слышать, читать и даже видеть, как несладко приходится жителям, попавшим в такую катастрофу.

Я в детстве успел захватить жизнь, почти совсем независимую от таких условий. За водой ходили к колодцу, находящимся на соседней улице, а спустя несколько лет рядом с домом выкопали свой. Печь в доме топили дровами, которые каждый год заготавливали в специально отведенных для этого местах, лесосеках. Освещение в темное время суток, надо признать, довольно-таки скудное, происходило в основном за счет керосиновых ламп и свечей, надо было все рассчитывать так,чтобы управиться со всеми необходимыми делами засветло. В общем-то это было не так тяжело. Но сколько средств и усилий для всего этого требовалось.

В деревнях и отдаленной местности до сих пор стоят в доме печи, а неподалеку колодцы, из всех благ цивилизации более всего у нас распространено электричество, хотя и осталось немного мест, особенно в горной местности и на далеком севере, где люди живут, а провести туда это благо чересчур уж дорогостояще, труднодоступно, а порой просто невозможно. Электричество в какой-то мере можно использовать для замены отсутствующих возможностей, существуют, например, электрические печи и нагреватели, а использование электрического насоса заметно облегчает доставку воды в помещение.

Помню, как много лет назад меня вызвали на переговоры с родственниками, жившими в другом городе, за несколько сот километров. В повестке было указано время, когда явиться на переговорный пункт, где-то в четыре часа утра. Зима, мороз, идти надо было не менее двух километров. Потом ожидание в кабинках, шум от переговаривающихся соседей, невнятный разговор. В последующее время стало получше, можно было набрать код города или поселка, потом набрать домашний номер и разговаривать. Последние два десятилетия превзошли все, что существовало ранее, разговор стал доступен в любое время и в любом месте, разумеется, где имеется сеть телефонных вышек. Она постоянно растет и может в не столь уж отдаленном будущем занять всю территорию страны. А какие сейчас аппараты, мобильные, или сотовые телефоны, легкие, удобные и надежные. Они могут выполнять и другие различные функции, сообщать время, фотографировать и многое другое, а в последние несколько лет появились модели, которые представляют собой настоящие карманные компьютеры.

Давно уже был я у своего приятеля в Тюмени. Тот был приглашен на вечер к своему бывшему соседу, который получил новую квартиру в элитном доме с улучшенной планировкой, поскольку работал на крупном заводе главным инженером. Я его тоже знал, и после разговора по телефону он пригласил и меня тоже. Квартира находилась на четвертом этаже, ну там встреча, застолье, мне было интересно, что в коридоре, на лестничной площадке было незнакомое мне устройство, которое никогда не видел, хотя читать о подобном приходилось. Это был мусоропровод, вертикально от самого верхнего потолка и до потолка нижней квартиры проходила железная труба квадратного сечения, шириной около полуметра, и с каждой лестничной площадки, начиная со второго этажа, в нее был устроен отвод. Это легко представить, не такое уж хитрое устройство. Открывалась широкая крышка, в отвод сыпались мусор и отходы, крышка закрывалась плотно, и никаких посторонних запахов не чувствовалось. Внизу, в стороне от подъезда, находились высокие железные двери, а за ними приемная камера, величиной с небольшую комнату. Возле каждого подъезда стояли такие двери. К ним подходила машина-мусоровоз и туда грузились отходы. Если машина не подходила несколько дней, оттуда несло с каждым днем усиливавшимся запахом разложения. Больше мне бывать там не приходилось.

Я подивился, что мне пришлось такое увидеть, но после, в последующие приезды, приятель мне кое-что порассказал. Такая система может работать надежно и бесперебойно до тех пор, пока жильцы будут выполнять определенные условия, полностью соблюдать инструкцию. Например, у жителей Германии, у которых стремление к порядку, можно сказать, в крови, никогда бы не случилось такого, что произошло в этом доме, в частности, на той же лестничной площадке, спустя несколько месяцев. На широкой площадке было три двери, три квартиры. Если инженер и его семья никогда не выбрасывали чего-либо громоздкого, стояли и следили, чтобы брошенное провалилось вниз, то жители двух других квартир, особенно хозяева, мужчины, были совершенно бесцеремонны. Они бросали туда старые табуретки, причем даже не старались их разобрать. Один бросил туда вышедший из строя телевизор. Изношенную и ставшей немодной одежду тоже бросали туда. В результате вертикальная труба забивалась, соседи возмущались, приезжавшие коммунальные работники долго мучились с очисткой и когда приятель Толя приехал к бывшему соседу где-то через полгода, там в коридоре к верхней крышке и снизу были приварены петли, а в них амбарный замок. Толя рассказывал еще, что вскоре эти петли сорвали, замок выбросили и какое-то время пользовались таким чудом благоустройства, но после очередного засора крышку к корпусу приварили уже по всей длине. Возможно, жильцы этой площадки до сих пор лишены такой действительно удобной возможности и носят мусор вниз по лестнице.

В армии московские ребята, служившие со мной, тоже рассказывали интересные вещи. У одного из них был приятель, отец у которого работал в специализированном строительном подразделении. Они, например, монтировали в подвалах некоторых домов, где жили высокопоставленные чиновники, министры, известные артисты, спортсмены, ученые, другие такие же, установки для дополнительного благоустройства. Например, у хозяйки такой квартиры, на кухне, кроме кранов для горячей и холодной воды, мог находиться кран, из которого, если его открыть, текло молоко, лимонад, возможно, и другие известные напитки. Можно предположить, что было и несколько дополнительных кранов. Я высказывал сомнение, что, дескать, что произойдет, если кран с молоком не открывать несколько дней, ведь вместо молока может пойти простокваша или даже вообще трубы творогом забьет. Наверное, на самом деле пытались делать что-то подобное, возможно, кое-где что-то такое и есть.

Когда я в свое время по работе недолго находился в Ишиме, там тоже слышал занимательную историю. Во время ремонтных работ на местном пивоваренном заводе инженер, руководивший этими работами и живший по соседству, воспользовался моментом, что в доме, где он жил, тоже ремонтировали канализацию. Короче, он сумел протянуть замаскированную трубу из цеха готовой продукции в свою квартиру, на второй этаж. Сколько же времени он пользовался даровой продукцией, неизвестно, но, как видно, попался, коль об этом рассуждали на улице.