Баба Поля

Во время службы ребята часто рассказывали о своих знакомых и родственниках, принимавших участие в войне. Это не удивительно, практически все мы были детьми фронтовиков и работавших на войну. Многие рассказы были очень интересные, и шуточные, и трагические.

Есть фронт и есть тыл. Эти понятия известны и определены. Но на всем протяжении  фронта от Ладоги до  Кавказских хребтов существовала полоса, до которой фашисты дошли и далее не могли продвинуться, граница фронта. Интересно было бы посмотреть на карте залитые черной краской просторы, до которых гитлеровцам удалось дойти. Конечно, подобные карты существуют, не может быть, чтобы такого не было, просто мне они не встречались.

Один мой сослуживец, Валера, рассказывал, что его родители жили в области не могу уж сейчас сказать в какой, Калужской, Орловской или Брянской, короче фашисты осенью 1941 го года дошли до небольшой реки, за которой располагалась их деревня. Здесь произошел отчаянный  бой и наконец-то  наступлению  немцев в данном  направлении был положен предел, и с этого участка фронта, пусть и не так далеко, как хотелось бы, они были выбиты.

Но это произошло спустя два или три дня после того боя. Какая-то группа немцев сумела ускользнуть и спрятаться в окрестных лесах. Полевая кухня у них была разбита, никаких за пасов не было и утром на другой день человек восемь из этой группы переправились через неглубокую речушку и направились в деревню в поисках продовольствия.

Деревня оказалась совсем беззащитной. Там оставались женщины, дряхлые старики и малолетние ребятишки. Немецкие солдаты просто свирепствовали. Они грабили беспомощных жителей, что они могли там взять, кур, яйца, молоко, возможно, и поросята у кого-то бы-ли, потом подожгли все  дома и застрелили  некоторых хозяев и находившихся на улице. Это не заняло у них  много времени, часа через два-три они вернулись к речке и перешли на берег, где их дожидались остававшиеся там.

Это событие очень скоро стало известно всем нашим военным и частям, находившихся поблизости.и было принято решение по возможности захватить это столь бандитским образом отличившееся подразделение. Наши солдаты, стиснув зубы, окружили лес, где спасались эти нелюди, залегли и предложили сдаться. Немцы не сдавались, пока не извели все свои боеприпасы, потерь среди наших не было, немцев тоже старались только ранить и к обеду следующего дня все они были пленены. Всего их оставалось человек тридцать. Их построили на берегу речки, не видавшей подобного со времен татаро-монгольского нашествия.

— Кто из вас вчера ходил в эту деревню, — прорычал капитан, руководивший операцией по пленению этой группы.

Оказалось, что никто. Все отчаянно отпирались, бывший там политрук и прибывший корреспондент армейской газеты, владевший немецким языком, произвели опрос и анкетирование захваченных пленников. Трудно сказать, насколько они были откровенны, но многие назвались рабочими, пролетариями, сочувствующим идеям Маркса, до них по настоящему дошла серьезность содеянного  и гибельность их положения.

Но как узнать, кто принимал участие в роковом набеге, ведь никак нельзя было оставить такой факт без последствий. Немцы не признавались даже под угрозой поголовного расстрела, возможно, кое-кто начинал и сожалеть о случившемся.

Жила, точнее сказать, доживала свой век в деревне на тот момент старушка, к которой все обращались только по имени «Баба Поля». Она разбиралась в травах, делала наговоры, лечила от родимчика, испуга и заикания, другого подобного, славилась этим на всю округу, ее даже считали колдуньей, правда, в последние годы она отошла от всех таких дел. Уважение к ней у местных жителей было беспредельно, и кто-то из них  предложил обратиться с таким  вопросом к этой бабушке. Политрук сначала протестовал, даже ворчал, узнав, что ей под  девяносто  лет, что спрашивать с выжившей из ума старухи, но газетчик, по недолгом размышлении решил воспользоваться этим советом.

Бабу Полю, равно, как и других, приютили жители другой соседней деревни. Ее привезли на пепелище, объяснили задачу и спросили, что можно сделать в таком случае. Старушка напряглась, этот момент был самым серьезным за всю ее многолетнюю жизнь.    Двое солдат стояли и поддерживали между собой бабу Полю, а всех пленных немецких солдат по очереди проводили перед ней, и каждому она несколько секунд глядела в глаза. Видно было, что это очень для нее нелегкое занятие, она делала знак, и немцев разводили в разные стороны. Когда же все кончилось, в одной группе стояло восемь солдат,  а в другой остальные. И никак баба Поля не могла знать до этого, сколько же на самом деле было налетчиков. Когда же все было выяснено, и немцы сказали, что выделены были именно они.

Несмотря на позднее признание, по делам их все они были тут же повешены.